Дворец Монастырь Крепость Собор Церковь Храм

Добавить в избранное

Разделы:
Больница
Ворота
Двор
Дворец
Дом
Здание
Колокольня
Колонна
Кремль
Крепость
Лавра
Мавзолей
Монастырь
Палаты
Памятник
Разное
Собор
Театр
Церковь
Храм
Усадьба

 
 

Справочник

Псковский Кремль.


Древний русский город Псков, возникший еще во времена "призвания варягов" на месте более раннего поселения, испокон веков был сберегателем юго-западных границ новгородских владений. Еще в конце XI - начале XII века на высоком берегу рек Великой и Псковы была возведена первая каменная крепость. Суровость края и нередкие войны с неприятелями наложили отпечаток и на облик этого города, и на характер его жителей. В Пскове хранили память о защитниках Русской земли и особенно чтили святых князей-воителей - Довмонта - Тимофея и Всеволода - Гавриила.

На высоком холме при впадении реки Псковы в реку Великую возвышается сейчас псковский кремль - Кром - с мощными башнями и белокаменными стенами. Местность эта в старину была весьма удобна для обороны: высокий крутой берег с трех сторон огражден водой, а с юга к холму некогда подступали овраг и болота. Археологические раскопки показали, что поселения здесь существовали уже с первых веков нашей эры. С VIII-XI столетий на территории будущего Пскова стали жить славяне-кривичи. Однако предыстория знаменитого в дальнейшем города настолько затерялась в глубине веков, что не сохранилось и преданий о его основании. Один из древнерусских книжников даже утверждал: "О Пскове граде отъ летописания не обретается вспомянуто отъ кого созданъ бысть и которыми людьми"

В X веке Псков (именовавшийся в старину "Плесков") был уже городом. О нем упоминают летописи в связи со сватовством будущего князя Игоря к знаменитой Ольге, происходившей из расположенного неподалеку от Пскова села Выбуты. Есть сведения о том, что в дальнейшем, став великой княгиней киевской, Ольга не забывала родные края и посещала псковскую землю. Согласно преданию, после принятия крещения княгиня Ольга основала на территории Пскова, среди дремучих лесов, первый христианский храм.

В первые времена своего существования Пскову приходилось страдать не столько от внешних врагов, сколько из-за междоусобных раздоров правивших на Русской земле князей. Имеются сведения о том, что в 977 году город подвергся нападению полоцкого князя Рогволода, а в 1065-м - праправнука последнего, Всеслава Брячиславича.

Вероятность нападения неприятеля заставляла заботиться об укреплении Пскова. Как свидетельствуют данные археологических раскопок, уже в VIII веке славянское поселение на холме над Псковой и Великой было защищено деревянной стеной, стоявшей на искусственной земляной насыпи. С X века началось сооружение каменных стен псковского кремля. Остальные постройки в ту пору были еще деревянными, впрочем, как и первые псковские мостовые, создание которых предпринималось уже в IX-X веках.

Первое время управляли в Пскове наместники великого князя (в числе которых упоминается, в частности, потомок Рюрика князь Судислав). Положение резко переменилось со второй четверти XII века, когда получил независимость Великий Новгород. Псков на два с лишним века оказался в составе Новгородской республики. Правда, уже в 1137 году был сделан первый шаг к дальнейшей самостоятельности Пскова. Жители указанного города приняли на княжение Всеволода-Гавриила, незадолго до этого изгнанного новгородцами. Что повлияло на выбор псковичей? Желание иметь особого, отдельного от Новгорода князя? Или благодарность за недавний успешный поход в Чудскую землю, в результате которого западные рубежи Русской земли оказались более защищенными? Или на то были другие причины? Как бы то ни было, псковичи решились стоять за своего князя во что бы то ни стало и не согласились изгнать его даже под угрозой начала военных действий со стороны Новгорода.

Если новгородцы ставили в вину Всеволоду Мстиславичу некоторые его политические неудачи и другие "провинности", то и в Пскове этот князь оставил о себе добрую память и даже был впоследствии причислен к лику святых. Правда, правил он в Пскове недолго - менее года. Однако псковичам было дорого имя первого самостоятельно избранного ими князя. Местное предание приписывало Всеволоду-Гавриилу основание главной церкви Пскова, ставшей символом независимости этого города, - собора Святой Троицы. За эту церковь проливали кровь свою псковичи в жестоких сражениях с врагами. В этом храме молились перед выступлением против немецких рыцарей Александр Невский и Довмонт Псковский.

Уже в XII веке Псков превратился в большой и богатый город, связанный с заморской торговлей. Были построены первые каменные храмы, на подступах к городу основаны монастыри.

В начале XIII века обстановка для Пскова осложнилась - к городу приблизились границы владений грозного Ливонского ордена и немецких прибалтийских епископств. Усилилась Литва, что также представляло серьезную опасность для псковских владений.

Сначала немецкие рыцари еще не угрожали непосредственно русским землям. Но они захватывали территории данников Новгорода, а это вызывало периодические походы в Эстонию новгородцев, пытавшихся восстановить свое влияние в Прибалтке. За новгородские походы немцы мстили именно Пскову, находившемуся поблизости от их владений. Псков в те времена обладал относительной самостоятельностью, и неудивительно, что псковичи не собирались в ущерб своим интересам следовать за новгородской политикой. На некоторое время здесь возобладало стремление поддерживать мир с соседями, от которых исходила серьезная опасность. К тому же можно было надеяться найти в лице Ордена союзника против общего врага - Литвы. Поэтому псковские бояре заключили мирный договор с Ригой, и, ссылаясь на неудачи прежних предприятий, сорвали в 1226 году намеченный новгородским князем Ярославом Всеволодовичем поход против немцев. А в 1236 году псковские воины совместно с немецкими рыцарями участвовали в походе на Литву, завершившемся разгромом крестоносцев в битве при Шауляе.

Со временем ситуация изменилась. Активные военные действия Новгорода против немцев принесли первые положительные результаты. Разгромленный литовцами Орден ливонских рыцарей-меченосцев был объединен с могущественным Тевтонским орденом.

А наступление немцев на северо-западные русские земли становилось все более опасным. Осенью 1240 года произошло нападение на Изборск немецких и датских рыцарей, совместно с которыми выступал бывший псковский князь Ярослав Владимирович. Приграничный русский город был захвачен. Тогда псковичи выступили навстречу завоевателям. Они отчаянно сражались с немцами под Изборском, но силы оказались слишком неравными. Последствия неудачной для псковичей битвы оказались весьма печальными:

"И победиша я (их) Немци. Ту же убиша Гаврила Горислалича воеводу, а Пльсковичъ гоняче много побиша, и иныхъ руками изъимаша. И пригонивше подъ городъ и зажгоша посадъ всь, и много зла бысть, и погореша церкы и честныя иконы, и книгы, и еуангелья, и много селъ попустиша около Пльскова, и стояща подъ городомъ неделю, но города не взяша, но дети поимаша у добрыхъ мужь въ тали, и отъидоша проче; и тако быша безъ мира. Бяху бо переветь держаче съ Немци Пльсковичи, и подъвели ихъ Твердило Иванковичъ съ инеми, и самъ поча владети Пльсковомъ съ Немци, воюя села Новгородьская, а инии Пльсковичи вбежаша въ Новъгородъ, съ женами и съ детьми". Серьезное поражение псковичей под Изборском и большие потери привели к тому, что в городе возобладала группировка, склонная к соглашению с неприятелями. Через неделю после появления ливонских рыцарей у стен Пскова город был сдан немцам.

Многие жители Пскова, несогласные с таким поворотом дел, покинули свой город и перебрались в независимый от немцев Новгород. А ливонские рыцари не ограничились водворением в Изборске и Пскове. Бездействие новогородцев укрепило уверенность завоевателей в слабости Северо-Западной Руси и давало надежды на то, что Новогород смирится с утратой части своих владений. Вскоре последовал захват Водской земли, Тесова, района реки Луги. По словам новгородского летописца, к весне 1241 года "на волость Новгородскую наидоша Литва, Немци, Чудь, и поимаша на Луге вси кони и скотъ, и нелзе бяше орати по селомъ и нечимъ".

Такие бедствия вынудили новгородцев вновь обратиться к Александру Ярославичу, с которым они незадолго до этого рассорились. Князь возвратился в Новгород, и уже с лета 1241 года началось освобождение от завоевателей русских земель.

Летописи и некоторые другие источники очень кратко сообщают об освобождении Пскова. Из летописного текста следует, что князь Александр с новгородско-суздальским войском начал наступление на землю эстов, занял все пути (чтобы воспрепятствовать подходу к находившимся в Пскове немцам подкреплений с территории Ордена), а потом с частью войска вдруг возвратился к Пскову и неожиданно ("изгоном") освободил этот город. По свидетельству немецкого источника, ливонской "Рифмованной хроники", новгородский князь "привел много русских, чтобы освободить псковичей. Этому они от всего сердца обрадовались". По сообщениям этого источника, создается впечатление, что псковичи просто впустили князя Александра и новгородцев в город, немцы же ввиду своей малочисленности даже не пытались оказывать сопротивление, и новгородский князь, увидев немецких наместников, изгнал их из Пскова вместе с их слугами. Затем, 5 апреля 1242 года, на льду Чудского озера произошло знаменитое Ледовое побоище. Немецкие рыцари были разбиты, и угроза захвата ими Пскова надолго отступила. Псковская летопись сообщает в одной краткой статье об освобождении Пскова и битве на Чудском озере (приводя, правда, другую дату - 1 апреля 1242 года).

Некоторые древнерусские памятники передают даже слова Александра Невского, с которым князь обратился к псковичам после победы на Чудском озере. Александр упрекал псковичей за "перевет" и призывал не забывать о недавних событиях, а предателей земли Русской сравнивал с теми, кто предал и распял Христа.

Псковичи не забыли событий 1240-1242 годов. На протяжении веков Александра Невского почитали в Пскове как освободителя этого города, защитника западных русских земель. А известная речь Александра, которая, казалось бы, должна послужить псковичам укором за их прошлый "перевет", была даже включена в псковские летописи. Ведь она могла служить оправданием действий псковичей, неоднократно принимавших с честью тех близких и дальних родственников Александра Невского, которые враждовали с великими князьями владимирскими и искали убежище на северо-западе Руси.

В то же время Псков вел упорную борьбу с западными агрессорами и отражал их наступление.

Уже в 1253 году, в нарушение заключенного в 1242 году мирного договора, ливонские рыцари внезапно напали на Псков и зажгли посад, но получили отпор и вынуждены были отступить: "Придоша Немци подъ Пльсковъ и пожгоша посадъ, но самехъ много ихъ Пльсковичи биша; и поидоша Новгородци полкомъ къ нимъ изъ Новагорода, и они побегоша проче, и пришедше Новгородци въ Новъгородъ и покрутившеся, идоша за Нарову и створиша волость ихъ пусту; и Корела такоже много зла створиша волости ихъ". После того как русские и карелы отомстили за вероломное нападение опустошением неприятельских владений, на несколько лет опять установился мир.

Новые серьезные испытания пришлось выдержать Пскову во второй половине XIII века, в годы княжения Довмонта (в крещении Тимофея). После битвы при Раковоре (в которой особенно отличились псковичи вместе со своим князем) и последовавшего затем похода русских на Поморье немцы осуществили нападение на приграничные псковские села. Князь Довмонт с небольшой дружиной настиг неприятелей и победил их на реке Мироповне. Тогда против Пскова выступил сам магистр Ливонского ордена. "Повесть" о князе Довмонте сообщает по поводу этой осады Пскова, вновь завершившейся для немецких рыцарей неудачно:

"Слышав же местер земля Ризския мужество князя Довмонта, ополъчився в силе тяжце без Бога, прииде къ граду Пскову в кораблех, и в лодиях, и на конях, с пороки, хотя пленити дом Святыя Троица, а князя Довмонта рукама яти, а мужей пскович мечи иссещи, а инех в работу ввести.

Слышав же Довмонът ополчающася люди без ума, во множестве силы, без Бога, и вниде в церковь Святыя Троица и, положив мечь свой пред олтарем Господним, пад, моляся много со слезами, сице глаголя: "Господи Боже сил, мы людие Твои и овца пажити Твоея, имя Твое призываем, призри на кроткия и смрены свыше, а гордых высокия мысли низложи, да не опустеет пажить овець твоих". Взем мечь игумен Сидор и весь ерейс-кий чин, препоясавши и мечем, благословивше и, отпустиша. И Довмонт же во множестве ярости мужьства своего, не дождав полков новогородцких, с малою дружиною с мужи псковичи выехав, Божиею помощию изби полки их, самого же местера рани-ша по лицу. Они же трупия своя многие учаны накладше, везоща и землю свою, а останок их устремищася на брег месяца июния во 8 день, на память святого мученика Федора Стратилата".

Успехи псковичей в борьбе с угрожавшими западно-русским землям немцами и литовцами способствовали росту благополучия и процветания города. К концу XIII века Псков значительно разросся. Заселены были часть Запсковья и примыкающие к старому посаду территории. Укрепления Крома стали уже недостаточны для защиты жителей города в случае нападения врагов. Поэтому в 70-80-х годах XIII столетия, при князе Довмонте, была обнесена каменными стенами территория примыкавшего к Кремлю старого посада. Новые укрепления смыкались с укреплениями Крома, защищенная каменными стенами часть Пскова значительно увеличивалась. Район старого посада, получивший с этого времени наименование "Довмонтов город", играл особенно важную роль в политической жизни Пскова. Здесь размещался перенесенный с территории Крома княжеский двор. Довмонт украсил эту часть города каменными храмами, посвященными тем святым, в дни памяти которых он одерживал победы. В то же время в пределах Крома находились главный храм города - Троицкий собор и палата, в которой происходили вечевые собрания горожан.

Опасность со стороны внешних врагов продолжала угрожать Пскову и в конце XIII века.

Весной 1299 года последовало новое нападение ливонских рыцарей на Псков: "Изгониша ратию немцы посад у Пскова в лето 6808, месяца марта в 4 день, на память святого мученика Павла и Улияны; и избиша игумены, и черньцы, и черницы, и убогия, жены и младыя дети, а мужей Бог ублюде. Во угрей же день погании немцы оступиша град Псков, хотяще его пленити. Боголюбивый же князь Тимофей, не стерпя дождати мужий своих большая рати, и выеха с малою дружиною с мужи псковичи и со Иваном Догомиловичем и его дружиною противу их. И помощию Святыя Троица и молитвою благовернаго князя Всволода у (церкви) святаго Петра и Павла на брезе удари на них. И бысть сеча зла, яко николи же бывала у Пскова; и раниша самого кумендеря по главе, а вельневича, изымав, к великому князю Андрееви, а прочий вскоре повергоша оружия своя и устремишася на брег страхом грозы храборства Довмонтова и мужий его пскович".

Эта победа, прославившая Псков и князя Довмонта, была одной из многих в истории указанного русского города. Став передовой крепостью у северо-западных рубежей Руси, Псков на протяжении нескольких веков отражал агрессию ливонских немцев и Великого княжества Литовского. Он успешно выдержал около двадцати шести осад. Псковские летописные статьи за XIII-XVII века и некоторые другие старинные письменные памятники наполнены сообщениями о войнах с немецкими рыцарями и литовцами, о жестоком разорении врагами псковских земель и об ответных походах псковичей на территорию противника.

Впрочем, не оставляли древнерусские книжники без внимания и другие события - в частности, строительство храмов и оборонительных укреплений. Так, под 6817 (1309) годом псковский летописец сообщает: "Борись посадникъ и весь Псковъ заложиша стену камену от святаго Петра и Павла к Великой реце". Речь здесь идет о создании новой линии каменных оборонительных укреплений, защищавших примыкающую к Довмонтову городу территорию посада. Эта крепостная стена находилась с южной, наиболее подверженной удару, стороны. В то же время со стороны рек Псковы и Великой сохранялись еще дерево-земляные укрепления, и создание на этих участках каменных стен было делом будущего.

В 1323 году Псков подвергся новым нападениям неприятелей. По свидетельству русской летописи, конфликт с немцами на этот раз возник ввиду того, что последние, несмотря на мир, "избиша пскович гостей въ озере и ловцовъ на Норове", а псковичи в ответ на такие действия разорили неприятельские владения. Затем, как сообщает летопись, "тое же весны, марта въ 13 приидоша Немцы ратью къ Пскову и стоявьше у города 3 дни, и отъидоша съ страмом". Ливонцы, однако, не смирились с поражением и той же весной предприняли новую попытку овладеть Псковом. 11 мая немцы подступили к городу - кто на кораблях и ладьях, кто на конях. В течение восемнадцати дней длилась осада, немцы били из стенобитных орудий по городу, намереваясь проломить укрепления.

Помощи от великого князя Юрия Даниловича и новгородцев не было, хотя псковичи неоднократно направляли к ним гонцов "со многою печалию и тугою". И тем не менее город держался. Стойкость защитников Пскова оказалась вознаграждена - на выручку городу успели подойти князь Евстафий с изборянами и "князь Давыдъ из Литвы с людьми своими". Немцы были изгнаны за реку Великую, их осадные орудия уничтожены. Вновь неприятелям пришлось бежать из псковских владений. Теперь неудача заставила ливонцев позаботиться о возобновлении мирного договора с Псковом: "И по том приехавши силнии послы из всея земли Немецькия во Псков, и доконъчаша миръ по псковском воли по всей".

Важным событием ознаменовался 1348 год - Псковская республика отделилась от Новгородской и стала самостоятельной. Псков из пригорода превратился в "младшего брата" Великого Новгорода. Политический строй здесь имел большое сходство с новгородским - высшим органом власти также являлось вече, а фактически руководство принадлежало боярам; также избирались посадники и были ограничены полномочия князя.

Середина и вторая половина XIV века отмечены новым подъемом строительных работ в древнем городе на реке Великой.

В 1337 году перестраивалась южная, наиболее опасная в военном отношении стена Крома-Перши: "Того же лета приделаша Персии у детинца, и путь простороннеиши створиша к Святей Троици на город", - сообщает летописец. В 1365-1367 годах на месте обрушившегося Свято-Троицкого собора (сооруженного еще в XII веке) был построен новый каменный храм, сохранивший прежнее наименование. Затем, в 80-х годах XIV века, было основано еще три иноческих обители, имевших каменные церковные здания. Крупные работы по сооружению оборонительных укреплений производились в 70-90-х годах XIV века.

Одной из причин увеличения крепости могло послужить новое нападение немцев. Летопись сообщает о нем под 6878 (1370) годом:

"Приидоша Немци ко Пскову и стояша 3 дни, и убиша не-колико мужъ на Запсковьи, Якима Троидилова, Артемиа Диа-нова брата, а Луку, живого емше, сведоша и тамо замучиша. И не учинивше Пскову ничто же, отьидоша прочь от града".

Вскоре, в 1373 году, когда великим князем являлся Дмитрий Иванович Донской, в Пскове началось сооружение новой, четвертой линии укреплений - так называемого Среднего города. Она заменила невысокую деревянную ограду, проходившую по земляному валу. "В лета великого князя Дмитриа и псковского князя Матфея, и посадника Григория Остафьинича псковичи заложиша 4-ю стену камену от Псковы до Великыа рекы, по старой стене; поне же была старая стенка зделана з дубомъ, мало узвышь мужа, около всего посада". Завершение создания каменных оборонительных укреплений Среднего города относится к 1395 году.

С конца XIV - начала XV века источники отмечают строительство в Пскове нескольких боевых башен и утолщение сооруженных прежде крепостных стен - то есть дополнительное усиление крепости в расчете на применение противником огнестрельной артиллерии или камнеметов. Так, в 1387 году у новой стены ("на приступе") были поставлены три мощные каменные башни. С 1400 по 1404 год производилось дополнительное утолщение и увеличение в вышину стен, а также постройка некоторых башен. Летописи сообщают о строительных работах того времени (1401, 1404): "Того же лета князь Григорий Остафивич и Сахарна посадникъ и весь Псковъ заложиша к старой стене новую, тлъще и выше, возле Великую реку, от Бурковых вороть от костра и до Крому"; "Князь Данилъ Александрович и князь Григорий Остафьевич, и посадникъ Роман, и Ефрем, и Еленьтеи, и Панкрат, и весь Псковь заложиша стену каменую возле старую стену тлыце и выше, от Псковы рекы от Крому и до Бродъ".

Крупное строительство (сооружение каменных башен (костров) и утолщение стен) производилось в этот период в пределах Крома, правда, не всегда поставленные задачи удавалось выполнить сразу. Псковские летописи содержат следующие сведения о реконструкции южной стены Крома и постройке башен (1417, 1419, 1424): "Псковский посадники Феодосъ и Селивестръ и весь Псковъ наяша мастеровъ и зделаша стену от костра Незнанове горке и до Сысоевыхъ ворот; а другых наимитовъ наяша и поставиша костеръ на Крому от Пскове, в Петрово говение кончаша, а въ Богородичино говенье паде о полудни, а поимаша тое серебро на коръчмитех"; "Того же лета (1419). Поставиша костеръ на Крому от Пскове падшиися"; "Того же лета (1424) кончана бысть стена камена перси кромскыа, а делаша пол четвртьта года 200 мужь, а найма взяша 1000 и 200 рублов".

Подчас оборонительные сооружения Пскова страдали от пожаров или подвергались разрушению, ввиду ветхости, самими псковичами. Это случилось, в частности, с мощными башнями (кострами), о которых сообщает под 1433 годом летописец: "А месяца июля въ 3 день, в пяток, от молниа загореся два костра на Крому, Кутнеи да на персех от Великой реки. Того же лета Петровскии суседи разбиша костеръ старый у святого Петра и Павла, и в том камени създаша церковь святого Бориса и Глеба и оттоле начаша разбивати всю стену старую к Великой реки".

Большое значение придавалось укреплению сердца города Крома. В пору широкого распространения огнестрельного оружия возведенные в прежние времена оборонительные сооружения уже не представлялись достаточно надежными. Не случайно среди летописных сообщений о событиях середины XV века особенно много упоминаний о фортификационных работах в пределах псковского кремля. Так, под 6969 (1452) годом в указанных источниках упоминается о том, что "поставлена бысть стена новая на Крому въ охабни, и учиниша в ней погреби от Пскове межи ворот". В 1458 году "псковичи на Крому надделаша на старои стене новую узвыше от захабня до Кутнего костра; а даш мастером полътораста рублевъ". А четыре года спустя "заделаша прясло стены на Крому и старой стене надделаша узвыш от Великия рекы от костра до Домантове стене". Но не были забыты и другие участки укреплений, например, около Полонища и Запсковья. Псковский летописец тщательно фиксирует производимые здесь работы, ускоренные ввиду напряженных отношений Пскова со "старшим братом" (бывало в истории и такое). Так, в 1465 году "псковичи обложиша стену древяну около Полонища и около Запсковиа, а блюдущися ратной силе Великого Новагорода"; в 1469 году "прибавиша и зделаша новый ворота Запсковскии, болши старых, и даша матеромъ 30 рублев".

Большие фортификационные работы производились в конце XV - начале XVI века, когда Псков был полностью включен щ орбиту московской внешней политики, но сохранял еще вечевой строй и остатки прежней самостоятельности. Была создана пятая по счету линия укреплений - каменные крепостные стены Окольного города. Этот пояс оборонительных сооружений охватил и посад, раскинувшийся на противоположном от Крома берегу реки Великой.

Время вольности северных русских вечевых республик уходило в прошлое. Окрепла Москва, князья которой приводили покорности все новые и новые территории. "Прежняя же убо удельная княжения взят князь великий московский под свою область не во едино время ратию, но по разну, яко же летописная книга пишет Псков же град тверд стенами, и людей бе множество в нем, и того ради не иде на них ратию, и бояся, чтобы не отступили в Литву", - замечает по этому поводу псковский книжник. В 1478 году, после ряда военных неудач, была ликвидирована Новгородская вечевая республика, и владения "старшего брата" Пскова вошли в состав Московского княжества. Все более подпадал под власть великого князя московского и Псков. Еще с середины XV века этот город отказался от самостоятельной внешней политики и принял назначаемых из Москвы наместников. Князь Иван III, стремившийся постепенно приучить псковичей к покорности, присылал к ним наместниками и таких лиц, которые не пользовались в Пскове авторитетом и своим поведением вызывали недовольство жителей города. И тем не менее великий князь "мир име со псковичи, и крест ему целоваху псковичи, что от великого князя не отступите никуде". Даже во время военных действий Москвы против Новгорода, когда и та, и другая из враждовавших сторон ожидала поддержки от Пскова, последний выступил на помощь великому князю, а не Новгороду.

Псков, ввиду постоянной угрозы со стороны Ливонского ордена и Литвы, нуждался в покровительстве великого князя и потому мирился с частичной утратой прежних прав и свобод. Однако и великий князь московский, так же, как прежде Великий Новгород, не всегда имел возможность вовремя оказать псковичам необходимую им военную помощь. Так случилось, в частности, в 1480 году, когда Москве угрожало нашествие полчищ ордынского хана Ахмата, и к тому же в конфликт с Иваном III вступили его младшие братья. Псков, вовлеченный в очередную борьбу с Ливонским орденом, опять оказался предоставлен тогда лишь собственным силам.

В начале 1480 года взаимоотношения Пскова с западными соседями накалились до предела. Вскоре произошло нападение ливонских немцев на Гдов. Хотя неприятелю не удалось взять этот город, псковичи "послаша гонца своего в Новъгород к великому князю, възвещая дръзость поганых Немець". В ответ на обращение псковичей к ним был направлен воевода князь Андрей Ноготь со значительными силами. Получив поддержку, "псковичи, скопивши всю силу, поидоша с ними в Немецкую и землю и, пришедше в Омовыжю, костерь (замок) взяша и выжгоша весь, а Немець пленивше приведоша 52 человекъ, и под Юрьевом нощь и день стоявше, възвратишася съ множествомъ полона, и приидоша ко Пскову вси здрави, февраля 20". А затем из-за ссоры с псковичами московский воевода вместе со всей дружиной покинул пределы Северо-Западной Руси. Он не внял мольбам и просьбам горожан, пытавшихся его удержать. Пскову угрожала опасность, поскольку немцы были раздражены недавним опустошением их территорий и могли попытаться отомстить. Действительно, вскоре ливонский магистр "совокупивъ силу свою", подошел к Изборску и опустошил окрестности этого города: "пожже изборскыя волости вся, а града Богъ ублюде и святыи Никола".

Затем обстановка накалилась еще более: "И тако гордяся поиде к городу Пскову, и, не дошед за 10 версть, сташа станы вся сила немецкаа, и възъгнетиша в нощь многыя огни, хупущеся и скрежещюще зубы на дом Святыа Троица и на град Псковъ". Немецкое войско было огромным по численности (около 100 000 человек), правда, состояло в значительной степени из необученных крестьян.

В Пскове приняли решение дать врагам отпор. Правда, положение осложнялось тем, что псковский воевода не отличался воинской доблестью. По словам псковичей, он "токмо прилежаше многому питию и граблению, а о граде не внимаше". В результате первого выступления псковичей против немцев не удалось изгнать неприятелей с Русской земли. Псковский летописец сообщает по этому поводу: "И тогда князь, и посадники и вся псковичи, не терпяще дръзости поганых, вседше скоро на коня ови в доспесех, а инии нази, токмо в кого что угодилося, или копие или оружие или щит, ови на конех ови пеши, и стяги поимавше, скоро противу имъ выидоша и сташа въ устьях, и бе видети много множество людии, их же не мощно исчести. И видевше Немци устрашишася, а псковичи видевше Немець убояшася; и не съступишяся на бои, токмо сторожовыи полкъ немецкыи зашед песцовъ пскович побиша 300 человекъ, а доспешная рать на конех того не видеша; и тако стояша с поранья и до вечера. А князь местер, дождавъ ноци, скоро побеже и ожидаше за собою погони псковскыя; а князь псковьскыи Васлеи Шюискии и посадники не въсхотеша гнатися въследъ их, но възврамшася в домы своя".

Отступив от Пскова и осознав, что никто не решается их преследовать, немцы напали на приграничный городок Кобылу и сожгли эту крепость. Воодушевленный успехом, магистр вновь предпринял наступление на Изборск и на Псков. На этот раз неприятелям удалось приблизиться к самому Пскову, и при осаде города были применены артиллерийские орудия, при помощи которых немцы намеревались сокрушить стены и зажечь город. "Того же лета поганый князь местеръ, събравъ силы многы, и заморцовъ, и задвинянъ, им же не бе числа множества ради вой, и прииде прежде к городу Изборску, месяца августа 18, хоупущися погании пленити град. И начаша стрелы огненныя пущати на град, и многая древеса приметавше к стене зажгоша; и бе притужно велми сущим в граде. И много всуе трудишася погании, Бочъ бо и святыи Никола храняше град. И стоявше два дни и две нощи, отьидоша прочь; а граду не успевше ничто же. Тогда поганыи, възъярився... прииде съ своими силами ко Пскову, августа въ 20 день, сокрежеща своими многоядьными зубы на домъ Святыя Троица и на мужей пскович. И сташа по всему Завелицкому полю шатрами; а псковичи въскоре Завеличье сами зажгоша, а по Великой реке на Выбуте и въ Устьях заставы поставиша. А на четвертый день юрьевци въ многых снеках приехаша к Пскову, и привезоша множество ратного запаса, и хлебовъ, и пива, и вологы, акы на пиръ зовоми, чаяху безумнии селикъ град стояниемь взяти. И начаша множеством пушок шибати и пищалми на множество людей, и не успеша ничто же. И по томъ неции от ниъ безумнии, напавшеся, закляшася князю своему поганому местеру посады огнемъ зажещи, а Псков градъ и взяти; и собравше по Завеличью оставшасяс древеса и жердье и солому, и накладоша 2 учаны, акы тростья стань посталяша, и полияша таковыи хврасть смолою, и таковымъ замышлениемъ хотеша Запсковие зажещи, бяша бо тогда посивенъ ветръ от Завеличья на град. И бяху тогда псковичи в велице скорби и печали, мняхоуть бо тогда уже граду взяту быти", - повествует псковский летописец о дальнейших событиях.

Положение Пскова многим казалось безнадежным. Сам псковский воевода князь Василий Шуйский хотел бежать из города и едва был остановлен посадниками. Помощи ждать было неоткуда.

При таких обстоятельствах псковичам оставалось только надеяться на крепость городских стен, на собственное мужество, да на помощь свыше. Не получив от современных им князей столь необходимой военной поддержки, горожане обратились к памяти князей умерших, защищавших в свое время Псков от неприятелей. В первую очередь это касалось, конечно, доблестного Довмонта, который скончался еще в 1299 году и был похоронен в псковском Свято-Троицком храме. Летописец повествует по этому поводу: "Яви бо ся тогда етеру мужю благоверный князь Домонтъ, веля ему: одеяние гроба моего вземши и съ кресты около града грядете 3-щи, и молитеся Господеви и не боитеся врагъ своих. Он же скоро от сна въстав, възвести явльшаяся ему Стефану посаднику, и тако, по словеси явльшагося, священники и диаконы Святыя Троици нощию вземше от гроба одеяние благовернаго князя Домонта, и съ кресты обходиша 3-щи около Крому, молящеся Господеви и благоверным княземъ способьствовати на поганыя". Очевидно, надежда на заступничество святого князя-воителя вернула псковичам уверенность в победе.

Когда немцы попытались переправиться через Великую и подступить к крепостным стенам, псковичи устремились против них и столкнули неприятелей в реку. Вскоре после этой неудачи немцы отступили от Пскова. Как сообщает летописец, события происходили следующим образом:

"Погании искрушившеся въ вся ратная одеания и влезше въ шнеки по сту человекъ, али и боле, и попустиша ово стрелами, ово пушками, ово пищалми аки дождемъ или градом силнымъ; и тако бьющеся преплывше реку межю святого Лазаря и святого Спаса в логу приставше, хотеша на брегь вылести. И псковичи ударишася на них, бьющеся ово камениемь ово секирами и мечми, и тако едину шнеку изъотяша, а Немець избиша, а инии сами в реку вметашася, и тако истопоша 50 Немчинов, а инии видевши бывшую пагубу над своими, скоро възвратишася к берегу своему; и оттоле начаша скоро скручатися, и дождавше нощи побегоша никым же гоними, а шнеки своя пометавше". Так Псков и на этот раз был спасен.

К началу XVI века псковская земля оказалась одной из немногих великорусских территорий, остававшихся в полувассальной зависимости от великого князя, но еще не включенных непосредственно в состав Московского государства. В 1510 году Василий III, воспользовавшись ссорой псковичей с притеснявшим их наместником, ликвидировал самостоятельность Пскова и уничтожил псковское вече, а наиболее влиятельных горожан имеете с семьями перевел в центральные районы страны.

Со времени включения Пскова в состав Московского государства строительство и реконструкция оборонительных сооружений производилась уже под руководством Москвы. Известно, в частности, что в 1538 году присланный из российской столицы итальянский мастер сооружал в Пскове так называемые Нижние решетки - деревянные сооружения, преграждавшие путь в город через устье реки Псковы. А еще раньше, в 1517 году, были сооружены деревянные Верхние решетки, прикрывавшие доступ к реке Пскове со стороны верхнего течения. Вскоре эти сооружения оказались перестроены из камня, а поблизости, в Запсковье, на Гремячей горе над рекой Псковой, возведена мощная Козьмодемьянская (Гремячая) башня. Отсюда к реке вел каменный ход, служивший для обеспечения водой жителей города в случае осады.

Ко второй половине XVI века Псков имел мощные оборонительные сооружения. С внешней стороны весь город был опоясан каменными крепостными стенами с высокими боевыми башнями, а для деревянных укреплений оставалось место только со стороны рек. Всего в Пскове насчитывалось уже пять линий каменных стен, выложенных из местного плитняка и валунов: укрепления Крома, Довмонтов город, стена посадника Бориса (впоследствии она была разбита), Средний город и Окольный город. Общая протяженность стен достигла девяти с лишним километров, высота - около двенадцати метров, толщина - около четырех метров. Зубчатые крепостные стены имели сплошной обход, который был защищен сверху деревянной кровлей. В оборонительную систему были включены около тридцати семи мощных боевых башен с несколькими рядами бойниц. Вообще башни и стены псковской крепости не были одинаковы: они различались и размерами, и внешним видом, и устройством.

Особенно больших размеров достигали расположенные со стороны реки Великой Варлаамская и Покровская угловые башни. Многочисленные проездные ворота во Пскове, как и в ряде других крепостей Северо-Западной Руси, защищали не только башни, но и так называемые захабы - специальные пристройки в виде коридоров, затруднявшие продвижение к воротам и прикрывавшие их от обстрела. А доступ в город через реку Пскову был для неприятеля прегражден двумя стенами с водобеж-ными воротами - Верхними и Нижними решетками. Имелись близ крепостных стен Пскова и так называемые "слухи" - подземные галереи, служившие для своевременного выявления неприятельских подкопов.

Правда, более ранние укрепления были построены еще в доогнестрельную эпоху, и потому башни оказывались недостаточно равны между собой и плохо прикрывали друг друга от пушечных выстрелов. Со временем возникла необходимость их корректирования и создания дополнительных оборонительных сооружений.

К концу XVI века Псков выглядел величественной и грозной крепостью. В системе обороны северо-западных районов Московского государства он играл важнейшую роль. Помимо мощных крепостных стен Псков имел грозную артиллерию. И в тяжелые для России времена Ливонской войны и Смуты у стен древнего города на реке Великой иноземных завоевателей вновь ожидали неудачи, а это имело важное значение для судьбы всей страны.

Прославила Псков героическая оборона города от войск Стефана Батория в 1581 - 1582 годах.

Произошло это во время Ливонской войны, после ряда серьезных неудач. Возможность нападения неприятелей на Псков не являлась тайной, и потому заблаговременно была произведена подготовка города к возможной осаде. Гарнизон крепости во главе с воеводами и простые горожане дали клятву, что не сдадут Псков врагу и будут оборонять город до последних сил. 26 августа 1581 года войска польского короля подступили к Пскову, 1 сентября неприятели начали осадные работы. Они намеревались пробиться в крепость с юго-восточной стороны, где находились Покровская и Свиная башни.

Русские обстреливали с крепостных стен вражеские позиции, возводили на наиболее опасном участке дополнительные деревянные укрепления. Седьмого сентября, в результате непрестанного обстрела из мощных орудий, крепость на этом участке подверглась серьезным разрушениям, а 8 сентября последовал штурм. Воинам Батория удалось временно завладеть двумя полуразрушенными башнями и прорваться на крепостную стену на месте пролома. Но вскоре псковичи под руководством князя Ивана Петровича Шуйского (руководившего обороной города) отбили укрепления у неприятелей. Не принесли успеха полякам и дальнейшие попытки взять крепость штурмом. После очередной неудачи король прекратил активные действия, передал командование коронному гетману Яну Замойскому, а сам с частью войск возвратился в пределы своего государства. Не смогли поляки принудить Псков к сдаче и голодной блокадой - они сами больше псковичей страдали от голода и холода. Неудачи под Псковом заставили Стефана Батория ускорить переговоры о мире. 17 января было заключено перемирие между Россией и Речью Посполитой, а 4 февраля из-под Пскова отошли остатки королевских войск. Всего за время осады защитники крепости отбили тридцать один приступ неприятеля, а сами предприняли сорок шесть вылазок против поляков.

В начале XVII века, во времена Смуты, Псков и его окружение понесли большой урон. Сам город выгорел дотла в 1609 году. Тогда, в результате взрыва порохового склада, были уничтожены кровли и все другие деревянные детали укреплений, и даже часть стен Крома оказалась разрушена. Псковская земля подвергалась разорению. Об одном из эпизодов этих горестных лет псковский книжник сообщает: "Пан Лисовскои с Литвою да Немецъ полоненых на Ивангороде и поймав, поиде мимо Псков; и шед выше Пскова и взять пригороды, Вороноч и Красной и Заволочье, и начат оттуду по вся дни и нощи подо Псков, и под Изборско, и под Печоры и прочими, и высече всю Псковскую землю".

Когда над Псковом нависла опасность иноземной оккупации, горожане решили лучше признать царем самозванца, чем покориться внешним врагам. В связи с недовольством политикой Василия Шуйского (призвавшего на помощь шведов), а затем - из-за избрания на русский престол польского королевича Владислава, псковичи на несколько лет отпали от Москвы. Они поддержали Лжедмитрия II, а после его гибели - нового самозванца, объявившегося первоначально в Ивангороде.

"Гражане же псковстии недоумевающеся, поне же Москва бе за Литвою, а в Новограде Немцы, яко окружени отвсюду и положиша на том, еже призвати к собе ложного царя", - объясняет такие действия местный летописец.

Новые бедствия нагрянули на псковскую землю в то время, когда в центральной части Российского государства уже начинал восстанавливаться порядок. Летом 1615 года Псков подвергся нападению войск шведского короля Густава-Адольфа. Но и на этот раз город выстоял в борьбе с неприятелем.

В 1617 году был заключен Столбовской мирный договор, и опасность нового нападения шведов на Псков отступила. Предоставилась возможность заняться ремонтом оборонительных сооружений, пострадавших в ходе военных действий (когда, в частности, подверглись разрушению Высокая и Варлаамовская башни и расположенная между ними стена).

В конце XVII века на территории кремля был возведен взамен обветшавшего новый каменный Свято-Троицкий храм, существующий до настоящего времени.

Постепенно Псков утрачивал прежнее экономическое значение. Однако роль псковской крепости в обороне западных рубежей Российского государства некоторое время еще сохранялась. Особенно проявилось это во время Северной войны 1700- 1721 годов, когда старинный город на реке Великой был превращен в опорную базу русской армии. На территории Пскова стали возводиться новые земляные укрепления, примыкавшие, в частности, к восточной стене Довмонтова города. При этом являвшиеся помехой древние здания сносились или засыпались землей. Для обороны Пскова на новых укреплениях было установлено сорок пушек. Однако нападению неприятеля город тогда не подвергся, а к концу XVIII века, после присоединения к Российской империи украинских и белорусских земель, Псков окончательно потерял значение военной крепости.

Начавшееся еще прежде разрушение старинных зданий приобрело существенный размах в XVIII-XIX веках. Большой ущерб памятникам древнерусской архитектуры нанесла оккупация Пскова немецко-фашистскими войсками во время Великой Отечественной войны (в 1941 - 1944 годах). Не уцелели Часовая и Смердья башни, защищавшие двое ворот Крома. Не сохранились построенные при князе Довмонте храмы, значительная часть стены Среднего города, а также многие другие сооружения.

И тем не менее в Пскове находится большое количество памятников старины. Многие из них впоследствии восстанавливались, реставрировались. В числе этих зданий - несколько древних храмов; крепостные стены Крома (ХIV-XVII вв.); часть стены Довмонтова города; остатки укреплений Среднего города с Угловой Мстиславовой башней; часть крепостных стен и башен Окольного города и Запсковья (среди них - откопанная из-под земли и восстановленная Покровская башня, а также - Михайловская, Петровская, Свиная, Гремячая, Глуховская, Волковская башни, Загряжский и Варлаамовский захабы). Были восстановлены и некоторые другие здания (например, полуразрушенная и засыпанная землей еще в XVIII веке башня Кутекрома).

”Псковский Кремль” в фотографиях

 
Продажа картин Arts.In.UA

При использовании материалов сайта, ссылка на ruspalace.ru обязательна.